Библиотека МехоВики - это архив статей на меховую тематику, поэтому обращайте внимание на год публикации.

Интервью с профессором Е.А. Симоновым (2004)

Материал из MehoWiki
Перейти к: навигация, поиск
Симонов Е.А.
«Все простые вопросы решили до нас. Остались самые трудные»

29 октября во время работы выставки «Мех и его обработка–2004» в «Экспоцентре» состоится информационное собрание членов Российского пушно-мехового союза. Сегодня в его составе — 41 организация. Безусловно, эта цифра была бы гораздо больше, но существующее законодательство позволяет принимать в некоммерческие объединения только юридические лица.

О работе Союза мы беседуем его председателем, генеральным директором ОАО "«Концерн «Российский мех» доктором технических наук, профессором в области технологии обработки меха и кожи Е.А. Симоновым.

— Евгений Александрович, как строит Союз работу?

— Союз строит работу, исходя из пожеланий своих членов. Ведь наши организации разного профиля: одни занимаются сырьем, другие шьют изделия, третьи продают. Для большинства членов основными являются, как правило, не частные трудности, а вопросы политики: налоговой, таможенной, требующие представления их интересов на уровне правительства, Совета Федерации, Государственной думы и т. д.

— Какие конкретно вопросы были решены в последнее время?

— В числе вопросов, связанных с законотворчеством, это —снижения налога на добавленную стоимость на детские изделия в два раза; отнесение меховой промышленности к разряду сезонных отраслей; в настоящее время, правда, с большим трудом решается вопрос ратификации международного соглашения по гуманной добыче промысловых зверей.

Недавно Постановлением Правительства РФ от 10.09.04 № 470 принято решение об отмене пошлин на ввоз импортного оборудования и химических материалов. Оно содержит перечень указанных товаров, но, к сожалению, не в полном объеме. Остальная номенклатура должна появиться позже.

Есть вопросы, связанные с пересечением границ «челноками». Естественно, эту практику надо упорядочить, но Союз никогда не ставил задачей прекращение деятельности «челноков».

Порой интересы производителей пушнины, производителей одежды, а также торговых предприятий пересекаются. Если меховое предприятие хочет закупать сырье и предлагает отменить на него пошлину, то зверохозяйства, производящие пушнину, стремятся эту пошлину поднять, чтобы улучшить собственные условия. Здесь мы, как правило, ищем какой-то компромисс, чтоб было комфортно работать и тем, и другим.

— Среди задач, стоящих перед Союзом, что вы считаете наиболее важным?

— Борьба за наведение порядка на границе, чтобы прекратить контрабандный ввоз сырья, полуфабриката, изделий. Не секрет, что основная масса меховых товаров проходит через границу нелегально. Почему мы поставили этот вопрос во главу угла и надеемся, что правительство нас услышит? Потому что это тормозит развитие отечественного производства, которое должно обеспечить новые рабочие места. Кроме того, это снижает поступление средств в бюджет. Причем не только для нас, меховщиков. Прекращение контрабанды наиболее актуально для текстильной, легкой промышленности и ряда сельскохозяйственных отраслей. К сожалению, перечисленные здесь вопросы решаются крайне медленно. Чтобы выйти с предложениями в органы, имеющие право законотворческой инициативы, требуется огромная подготовка и длительное время на их согласование в различных инстанциях. Подчас это занимает годы. Например, упомянутое выше международное соглашение по гуманным способам добычи промысловых зверей наше правительство не может ратифицировать шесть с половиной лет. А ведь это — престиж страны.

— Каким образом удается добиваться положительных решений?

— Собственными силами на уровне правительства или Думы подчас очень трудно что-нибудь сделать. Как правило, Союз формулирует проблему, рассылает свои предложения предприятиям, организациям в регионы, привлекает директоров, которые идут к своим депутатам, ставящим вопросы в законодательных собраниях, получают поддержку губернаторов. Такая массовость позволяет решать проблемы эффективней.

Работа с органами законодательной и исполнительной власти — наша серьезнейшая трудность. Союз у нас еще очень молодой и пока не сложилась практика, действующая за рубежом. Например, в Греции и ряде других стран в состав союза входят тысячи членов и все они — индивидуальные предприниматели. Там член союза может получить льготные кредиты. А если правительство входит в парламент с каким-либо предложением, то эти предложения направляют союзам, чтобы получить их заключение.

— Из каких средств финансируется деятельность Союза?

— Прежде всего, из членских взносов, грантов отечественных и зарубежных организаций, в число которых входит МПТФ, а также спонсорских взносов. Но основную долю составляют членские взносы.

— Видите ли вы положительные сдвиги в работе отечественных меховых предприятий за последние 2-3 года.

— Вижу. Деятельность предприятий всегда оценивается объемом выпуска продукции и ее реализации. Если до 1998 года у нас было сплошное падение объемов производства, то затем началась стабилизация и подъем как в объеме переработки сырья, так и в объеме выпуска изделий в количественном и в ценовом выражениях.

ИнтервьюСимонов2004-2.jpg
— Но, если предприятия увеличили количество выпускаемой продукции, это еще не свидетельствует об улучшении ее качества.

— Свидетельствует. Если бы они не повысили качество, то и не увеличили бы объем выпуска. Это звенья одной цепи.

— В марте на совещании руководителей предприятий меховой промышленности в Казани были приняты рекомендации по отстаиванию интересов меховой промышленности в 2004 г. Что в этом плане сделано?

— Как правило, на такие мероприятия мы выносим вопросы особо острого характера. Например, предприятия и организации малого бизнеса, на которых работает менее 100 человек, выпускающие продукцию в пределах 15 млн. рублей, начиная с1 января 2003 г., работают по упрощенной системе налогообложения. Наши специалисты подсчитали, что малые предприятия платят налогов в 4 раза меньше, чем более (условно говоря), крупные. Поэтому на, более крупных предприятиях стали задумываться о разукрупнении.

— Но ведь разукрупнение, пусть даже формальное — только на бумаге, волей-неволей начнет «разъедать» целостность предприятия. Могут быть и другие последствия, негативно сказывающиеся на производстве.

— Опыта у нас такого нет. Нет и анализа. Но многим руководителям такое решение представляется неконструктивным. Поэтому на совещании было принято решение для предотвращения разукрупнения сложившегося производственного потенциала меховой промышленности подготовить и представить в правительство и Федеральное Собрание РФ предложение по созданию законодательной базы для поддержки «среднего» предпринимательства. С этой целью мы предлагаем ввести понятие «среднего» бизнеса (законодательно которого у нас нет, хотя такая категория существует за рубежом), отнеся к нему предприятия с численностью до 200–300 человек и годовым валовым доходом до 100 млн. рублей, распространив на них льготы, предусмотренные для малого бизнеса.

Эти предложения мы передали в наше министерство и продублировали в других учреждениях, имеющих право законодательной инициативы. По имеющимся у меня сведениям, первая редакция законопроекта должна быть рассмотрена в конце года.

— В беседах с молодыми и среднего поколения меховщиками приходилось слышать, что РПМС консервативная организация, претендующая на главенствующую роль в меховом бизнесе. Вряд ли вы согласитесь с подобными высказываниями. Тем не менее, не считаете ли необходимым придать работе Союза большую динамичность?

— Конечно, такая необходимость есть. Отсюда и наше желание увеличить число членов за счет молодых энергичных людей. Но большинство из них являются частными предпринимателями, а как я уже говорил, официально мы их не можем принять в Союз. Тем не менее, когда обсуждаем какие-то перспективные вопросы, стараемся привлекать их на наши собрания, чтобы выслушать их мнение.

В связи с предстоящим открытием международной выставки «Меха–2004» я поинтересовался, что предпринимает Союз для улучшения этой экспозиции. Поскольку выставка, отмечающая в этом году свое 10-летие в последнее время (в чем со мной солидарны многие меховщики) становится менее интересной и приобретает характер формального мероприятия, не отвечающего запросам современного мехового бизнеса.

Евгений Александрович счел мои доводы малоубедительными. Учитывая дефицит газетной площади, не стану излагать наши дебаты. В конце концов, каждый вправе оставаться при своем мнении. Тем не менее, выяснилось, что ряд обсуждаемых аспектов вызывает беспокойство и у председателя РПМС:

— Эта выставка имеет определенные цели и задачи. Мы работаем в рамках существующего соглашения между Союзом и ее организаторами. Если уж говорить о недостатках, меня как председателя тревожит сокращение числа российских участников. Цель предпринимателя на крупной международной выставке (если говорить об оптовой направленности, а не о распродаже) определить ассортиментную политику и обеспечить реализацию своего товара. Для этого выставку надо проводить весной. И Союз, встречаясь с представителями OWP, постоянно поднимает эти вопросы. Могу вам сообщить, что следующую меховую выставку OWP при поддержке РПМС будет проводить в конце июня начале июля на территории «Экспоцентра» одновременно с Туркелем. Там же в апреле аналогичную выставку при поддержке РПМС готовит компания «Максима». Так что сегодня выставочная политика Союза нацелена на организацию международных меховых экспозиций в более ранние сроки, чтобы они не носили характер торжищ, а определяли маркетинговую политику мехового бизнеса.

— И последний, традиционный вопрос: о каких событиях или меховых предприятиях, на ваш взгляд, было бы интересно написать?

— Вы знаете, эпизодически знакомясь с тем, как ваша газета освещает отдельные вопросы, непонятен принцип, следуя которому, корреспонденты посещают те или иные предприятия и освещают их деятельность. Потому что, зачастую читая интервью с руководителем, знаешь, что это предприятие отсталое, далеко не перспективное. Газета поет ему дифирамбы, а потом через некоторое время предприятие банкротится.

— Вы можете назвать конкретные примеры?

— Нет, сходу не назову, надо поднять и просмотреть материалы. К слову, газета приходит очень нерегулярно. Она у меня хранится на специальной полке. И подчас, просматривая поступления, обнаруживаю ощутимую некомплектность номеров.

И вот что еще нередко бросается в глаза. Приходит ваш корреспондент на какое-нибудь предприятие. Естественно, ему там расскажут и покажут самое лучшее. Что ему напоют, то он и напишет...

— То есть не хватает анализа?

— Да, анализа. Мы, меховщики знаем друг друга и друг о друге гораздо больше. Поэтому возникает ощущение какой-то поверхностности, а подчас и необъективности. Поэтому необходим анализ. Я понимаю, что это очень непросто, и каким кругозором и опытом должен обладать журналист, чтобы дать объективную картину. Но хотелось бы большей полноты, может быть, различных точек зрения...

— Вопрос актуальный и весьма непростой. Обязательно вынесем его на обсуждение редколлегии.

Беседовал Георгий Поздняк